Громовая машина

«Громовая машина» (рис. 2.5) в принципе отличалась от «электрического змея» Франклина и приспособлений других исследователей, так как позволяла непрерывно наблюдать за изменением электричества, содержащегося в атмосфере при любой погоде.
С помощью «громовой машины» Ломоносов и Рихман установили, что электричество содержится в атмосфере и при отсутствии грозы, они убедительно доказали, что молния – это электрические разряды в атмосфере.

Описывая их эксперименты, газета «Санкт-Петербургские ведомости» (1752, № 58) сообщала: «Итак, совершенно доказано, что электрическая материя одинакова с громовою материею, и те раскаиваться будут, которые… доказывать хотят, что обе материи различны».

Летом 1753 г. М. В. Ломоносов и Г. В. Рихман провели уникальный эксперимент и с помощью громовой машины доказали, что, как писала та же газета (1753, №45) «… сие наблюдение почитается за чрезвычайное. Из сего наблюдения явствует, что… электрическая сила без действительного грому быть может.
Ежели второе правда, то не гром и молния электрической силы в воздухе, но сама электрическая сила грому и молнии причини» (курсив авт.). Ученые, при огромном стечении народа, устроили пальбу из целой батареи пушек, гром «сотрясал небо», но «электрический указатель» ничего не показывал (“искусством произведенный гром электрической силы не показывает”).

Выводы М. В. Ломоносова послужили одной из основ впервые разработанной им теории атмосферного электричества. На публичном собрании Академии наук в сентябре 1753 г. Рихман, – писал Ломоносов, – «будет предлагать опыты…, а я – теорию и пользу от оной происходящую…».

Рис. 2.5. Схема “громовой машины” 1 – электрический указатель; 2 – соединительная проволока; 3 – металлический шест на крыше дома